ВС предпочел интересам кредиторов адвокатскую тайну

Верховный суд вернул адвокатам гонорары за защиту руководителей компании, которая впоследствии обанкротилась. Кредиторы не имеют права требовать нарушения адвокатской тайны, чтобы подтвердить, что юридические услуги были оказаны в соответствующем гонорару объеме, указал ВС в определении № 307-ЭС19-4636. Эксперты указывают, что позиция ВС защитит адвокатов от неправомерных претензий.

История спора

В 2014 году компания «Хохтив Девелопмент Руссланд» (ХДР) привлекла адвоката Сергея Волженкина для защиты сотрудников, в том числе гендиректора общества, в рамках уголовного дела о мошенничестве с компанией «Пулковская». Через год к Волженкину присоединился адвокат Юрий Пугач. За их услуги компания заплатила Волженкину почти 5,5 млн руб., а Пугачу — примерно 2,5 млн руб.

В 2018 году ХДР признали банкротом (дело № А56-116888/2017). Так как платежи адвокатам попали в трехлетний период подозрительности, кредиторы попытались их оспорить. По их мнению, адвокаты на самом деле ничего для ХДР не делали.

Суды признали недействительной выплату в размере 2,2 млн руб. Волженкину. Они сочли, что подтверждать устные консультации, в том числе и по телефону, и участие в совместных совещаниях с другими адвокатами нужно протоколами, которые суду не представили.

Пугача лишили гонорара полностью тоже из-за отсутствия документальных подтверждений того, что он оказывал юридическую помощь «ХДР» или ее сотрудникам. Апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда, в котором Пугач был указан как представитель компании, этого якобы не подтверждало, так как в процессе участвовал и другой адвокат (он и подал жалобу). Кроме того, по мнению судов, так как Пугач работал с компанией с 2009 года, то был заведомо осведомлен о ее плачевном финансовом состоянии.

Пугач, Волженкин и Санкт-Петербургская городская коллегия адвокатов направили в Верховный суд жалобу на эти решения. Они указывали, что передавать протоколы совещаний с доверителями мешает адвокатская тайна. Запрашивать у защитников сведения, связанные с оказанием юрпомощи по конкретным делам, не позволяет п. 3 ст. 18 закона «Об адвокатуре».

Позиция ВС

Интересы ХДР и ее сотрудников, привлекаемых к уголовной ответственности, полностью совпадали, указал ВС. Потерпевшим по делу проходила не сама компания, а ее контрагент, так что признание руководства ХДР невиновным в мошенничестве отвечало и ее интересам. Поэтому оплата услуг адвокатов из средств компании вполне оправдана и должна считаться стандартной для любого предприятия в похожих обстоятельствах.

При этом адвокаты не аффилированы с обществом ХДР или его работниками, а суды не установили их связи с противоправными действиями в отношении «Пулковской». Адвокаты обязаны исходить из презумпции невиновности доверителя, напомнил Верховный суд.

Проверка имущественного положения компании-доверителя не входит в обязанности адвоката. Подход, при котором адвокат под страхом недействительности не вправе заключать договор с организациями, находящимися в сложном финансовом положении, фактически лишит эти компании полноценного доступа к правосудию, подчеркнул ВС.

Требование детализации таких действий нарушает норму об адвокатской тайне, подтвердил Верховный суд.

Участие другого адвоката в процессе, в котором интересы доверителей представлял Пугач, не опровергает само предоставление юридических услуг, который подтвердили стороны путем подписания двусторонних актов.

Верховный суд отменил решения нижестоящих инстанций и полностью отказал в признании недействительными договоров с Пугачом и Волженкиным.

Ранее экономколлегия ВС указывала, что нанятый юрист не должен выяснять финансовое положение заказчика, при разборе требований к другому адвокату ХДР — Павлу Данилову.

ВС пресек опасный тренд

«Отрадно, что вопреки наметившемуся в уголовно-правовой практике тренду криминализации адвокатского гонорара ВС пресекает практику взыскания гонорара адвоката в связи с последующим банкротством клиента по независящим от выплаты такого вознаграждения причинам», — полагает Алексей Майстренко, старший юрист консалтинговой группы РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6место По выручке 16место По количеству юристов Профайл компании Он напомнил о противоположном примере, когда адвокатов Александра Сливко и Дину Кибец осудили за якобы хищение 250,6 млн руб. у «Аэрофлота» под видом гонораров.

Адвокату, у которого имеются доказательства выполнения поручений клиента, не стоит опасаться взыскания полученного гонорара при банкротстве доверителя, если только размер такого вознаграждения не выбивается из рыночных ставок, полагает Майстренко. Такими доказательствами могут служить соглашения об оказании правой помощи, адвокатские ордера, акты об оказанных услугах, подготовленные адвокатом процессуальные документы, протоколы допросов или иных процессуальных действий и судебных заседаний, которые отражают его участие.

Особый статус адвоката исключает цель причинения вреда кредиторам при выплате ему гонорара, если сам факт оказания услуг не вызывает сомнений, указывал ранее Дмитрий Якушев, адвокат практики «Банкротство» АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) Профайл компании Ведь смысл адвокатской деятельности как раз в том, чтобы помогать доверителям прежде всего в сложных ситуациях.