Американский генерал полон оптимизма по поводу побед Украины

Предсказание экс-военачальника сбылось: российская армия не только не взяла Киев, но после нескольких месяцев войны была вынуждена перейти к обороне, терпя поражение за поражением. Украинские силы наносят удары по Крыму и теснят противника около Херсона.
Через восемь месяцев с начала войны Русская служба «Голоса Америки» снова поговорила с Беном Ходжесом о том, как могут дальше развиваться события, и может ли Москва потерпеть поражение в своей агрессивной войне против Украины.
— Сейчас идет дискуссия о том, способна ли украинская армия освободить всю украинскую территорию, захваченную Россией, включая Крым. Что вы думаете о такой возможности, а также о сроках такого освобождения?
— Украина восстановит суверенитет над всей своей территорией, которая, конечно, включает и Крым. Я ожидаю, что это произойдет к лету будущего года — украинские силы освободят Крым. Но еще до этого, к концу нынешнего года, они отбросят российскую армию к линии на февраль, а потом начнут рассматривать следующие шаги, которые нужно предпринять Украине, чтобы быть готовой освободить Крым.
— Многие аналитики говорят о том, что попытка Украины освободить Крым и всю территорию Донбасса с помощью военной силы — в особенности, Крым — будет для Путина «красной линией», и он тогда пойдет на применение ядерного оружия. Что вы думаете о таком варианте развития событий?
— Я не готов рассматривать такой вариант развития событий. Я воспринимаю угрозы Кремля серьезно, у них действительно есть тысячи ядерных зарядов, и я знаю, что они вообще не заботятся о том, какое количество мирных граждан они убьют. Но я думаю, многие в Генеральном штабе российской армии понимают, что нет абсолютно никаких выгод от применения ядерного оружия на поле боя для российской армии. Они знают, что если они используют тактическое ядерное оружие, то Соединенные Штаты будут вынуждены вмешаться, и как уже сказал наш президент, это использование будет иметь катастрофические последствия для российской армии — если Россия все же допустит настолько ужасный просчет и использует его. Так что, относясь к ситуации серьезно, я все равно думаю, что это очень маловероятно. Кроме того, в какой-то момент Путин должен будет задуматься о выживании своего политического режима, и применение ядерного оружия ничего не добавит к его шансам выжить политически или как-либо еще: Китаю это очень не понравится, как и Индии. И я считаю, что большинство людей вокруг Путина понимают: какая-то жизнь будет и после Путина, и поэтому тоже нет никаких выгод для Кремля от такого шага, наоборот — выгодно будет как раз не использовать ядерное оружие. Смотрите, мы разговариваем с вами всего лишь около 3 минут, и вы уже мне задали вопрос про ядерное оружие, и это означает, что сейчас вообще все в мире обсуждают эту тему. Это ровно то, чего от нас хочет Кремль, чтобы все обсуждали ядерное оружие и чтобы эта дискуссия вызывала у нас скованность в решениях. Но на самом деле понятно, что если они применят ядерное оружие, то вообще конец всем дискуссиям.
— Некоторые западные политики и эксперты говорят о том, что Путину нужно дать возможность каким-то образом «сохранить лицо», и прямо призывают Украину пожертвовать частью своей территории для скорейшего завершения войны. Насколько вы согласны с такой точкой зрения?
— К сожалению, слишком много людей фактически делают работу Кремля вместо самого Кремля: например, в США так говорят представители Республиканской партии и выступающие эксперты на телеканале Fox News. Они не понимают, что поставлено на карту в этой ситуации. Рассуждения о сдаче Украиной своих территорий — это абсолютная чепуха — неужели кто-то серьезный может всерьез говорить, что Украине нужно взять и отказаться от части своих территорий, и что Россия этим удовлетворится? Я имею в виду, что это как раз и есть ядерный шантаж. Почему бы тогда Соединенным Штатам не предложить Кремлю часть Флориды, а Германии, например — землю Шлезвиг-Гольштейн или Франции отказаться от Бретани? Это именно то, чего Кремль хотел бы: чтобы мы начали думать: «Боже мой, они могут использовать ядерное оружие, как мы можем это остановить?» И мы же уже видели, что на тех территориях, которые были оккупированы российскими войсками, происходит нечто ужасное: абсолютно опустошающие грабежи, пытки, там массово убивают людей. Я не думаю, что кто-либо всерьез может защищать подход, заключающийся в необходимости для Украины добровольно отказаться от части их территории.
— Вы уже много месяцев наблюдаете за боевыми возможностями украинской и российской армии. Что вы можете сказать об обеих военных силах и о перспективах их действий в ближайшее время, как на это влияет приближение зимы?
— Предстоящей зимой воюющие стороны будут действовать в одинаковых погодных условиях, то есть, столкнутся с холодами, распутицей, ограниченной видимостью и другими явлениями. Но, на мой взгляд, украинская армия будет более готова к этому, потому что она действует внутри своей страны, имея дружественную им территорию в качестве тыла, а также потому, что пятьдесят стран в едином порыве стремятся обеспечить Украину боевыми возможностями, которые ей нужны. И это включает зимнюю униформу и оборудование — в то время как российская система снабжения уже и так истощена, а сейчас они посылают в войска людей, которые не готовы, не обучены и не дисциплинированы, что еще больше добавит трудностей этой системе. Так что очевидно что эти люди с несчастной судьбой не получат то оборудование, которое им нужно, чтобы выжить — а им ведь нужно не только выжить, но и эффективно действовать на фоне этой ужасной погоды. Почва в той части Украины, которая идет к югу от реки Днепр вниз к Крыму, обладает особенно вязкими свойствами, когда она становится влажной, и для всего транспорта на колесах двигаться по ней трудно, хотя транспорт на гусеничном ходу по-прежнему сможет там ездить. Этот фактор может снизить скорость украинского наступления, но у меня есть ощущение, что украинцы продолжат теснить российскую армию, потому что они не хотят дать ей шанс перегруппироваться и укрепить оборону. Так что, они, вполне возможно, будут действовать тем же путем, каким недавно они действовали в Севастополе — с помощью дронов, чтобы удерживать инициативу на своей стороне и продолжать оказывать давление на российские военные порядки.
— Чем сейчас может и должен помочь Запад Украине в смысле оружия, и должны ли быть какие-то ограничения у этой помощи?
— Нет сомнений в том, что приоритетом номер один для Киева является — в чем я с ним совершенно согласен — противовоздушная и противоракетная оборона. Россия проигрывает по всем статьям на поле боя, и даже на Черном море, так что ее ответ заключается в ударах по гражданской инфраструктуре, по энергосистеме, электросетям и даже многоквартирным домам, чтобы сделать украинские города невозможными для проживания в них по мере приближения зимы. Так что, помочь украинцам защитить их мирное население и гражданскую инфраструктуру — это их первый приоритет. Второе по важности — это продолжение поставок дальнобойной высокоточный артиллерии, в том числе установок HIMARS и других похожих систем. Также они запрашивали у нас танки и транспортные машины для пехоты, чтобы на гусеницах более эффективно действовать в условиях распутицы. Я бы хотел, чтобы США предоставили Украине танки «Абрамс», а Германия — танки «Леопард». Я слышал все отговорки по поводу того, почему этого нельзя сделать, и я думаю, что это — именно отговорки. Это один из очень немногих пунктов, по которым я не согласен с нашей нынешней администрацией. Поставка Украине танков «Абрамс» позволит украинской армии добиться успеха на своей территории, и я думаю, мы преувеличиваем возможный риск роста напряженности.
— Вы сейчас находитесь в Европе — насколько, по-вашему, Европа едина в своем желании помогать Украине, и что можно сделать, например, с Венгрией, власти которой открыто говорят о том, что не желают ссориться с Путиным?
— На самом деле, это замечательно, что 50 стран сейчас снабжают Украину вооружениями и прочим необходимым для того, чтобы поддержать эту страну — оборудованием, деньгами и другими формами помощи. Конечно, я думаю, что США сейчас на первом месте, и президент США сделал большое дело в том, чтобы все наши союзники выступали заодно с нами в этом вопросе. Сейчас все признают, что от России исходит угроза, и это то, что действительно имеет значение. Я не могу как-то объяснить позицию Венгрии, но я думаю, что даже Венгрия в конечном счете будет действовать заодно с другими странами Запада. Я был очень впечатлен новым правительством Италии, глава которого уже объявила, что Италия не только будет и дальше поддерживать Украину, но также сказала, что не может быть мирного продолжения отношений с Россией, пока Россия не выйдет из Украины. Также очень важно, что Италия предоставляет Украине самоходные гаубицы и пусковые ракетные установки. Если же посмотреть на Германию, то, несмотря на противоречивые заявления Берлина и на его неготовность к более решительным шагам, факты говорят о том, что в деле помощи Украине Германия является третьей по величине этой помощи — явно впереди Франции, впереди Норвегии, да и практически любой европейской страны, если не считать Великобританию. Я сейчас живу во Франкфурте, и у меня есть ощущение, что население Германии все больше осознает: их надеждам на некие нормальные отношения с России, которые они в себе поддерживали в течение двух прошедших десятилетий, не суждено сбыться. Понимание, что к отношениям с Россией нужно подходить трезво и с крепких позиций, а не с позиции зависимости, становится все более нормой, и уже более 70% жителей Германии, как говорит совсем недавний опрос, поддерживают поставку большего количества вооружения Украине. Когда я слушаю немецких официальных лиц, — в частности, министра иностранных дел Бербок или вице-канцлера Хабека, — меня это очень вдохновляет.