Список погибших на войне в Украине россиян непрерывно растет

При этом сами журналисты признаются, что их мартиролог далеко не полон, и погибших в действительности на 40-60 больше. Но власти всеми способами засекречивают информацию. Минобороны давно прекратило публиковать списки погибших в Украине, главы регионов стали гораздо реже публично объявлять о гибели земляков.
Также Русская служба ВВС и «Медиазона» при составлении скорбного списка не берут в расчет военные формирования так называемых «ДНР» и «ЛНР».
Из общего числа тех, кто нашел свой конец в Украине, почти тысяча (966) офицеров — в основном младшего состава. Кроме того, установлена гибель четырех российских генералов и 34 полковников. Отдельной строкой зафиксирована смерть 66 военных летчиков.
По оценке Пентагона на начало августа, Россия потеряла в Украине убитыми и ранеными от 70 до 80 тыс. военных. Оборонное ведомство РФ последний раз выступило на эту тему 25 марта, когда подтвердило гибель 1351 российского военного.
Усилия журналистов, которые поименно устанавливают погибших на войне в Украине, очень важны, убежден публицист, экс-глава Союза журналистов России Игорь Яковенко. По его мнению, эта работа не напрасна в любом случае.
«Потому что обществу нужно знать страшную правду о войне, о том, сколько она уносит жизней, — пояснил Яковенко в интервью Русской службе «Голоса Америки». — Это должно заставить задуматься над тем, что сейчас творится в соседней стране под прикрытием проведения там пресловутой «спецоперации». Ведь люди там с обеих сторон гибнут каждый божий день. Так что публикация подобных мартирологов особенно важна в условиях тотальной цензуры, когда правде просто нигде нет места. Возможно, это заставит кого-то из так называемых «добровольцев», решивших немного подзаработать на братоубийственной войне, одуматься».
Вместе с тем Игорь Яковенко считает, что рост потерь не заставит Путина прекратить кровопролитие.
«Для него совершенно не имеет значения, сколько потерял российский народ — да хоть 140 млн.! — утверждает он. — Путин полностью лишен эмпатии, сочувствия и вообще какого-то интереса к чужой человеческой жизни. Уж так устроен этот человек, так устроены его голова и сердце».
Журналист также полагает, что данные о потерях не возымеют серьезного воздействие на основную массу российского населения.
«Дело в том, что похоронки и «груз 200″ (гробы с телами погибших) идут преимущественно в небольшие города и села, в депрессивные регионы: Туву, Дагестан, Бурятию, — рассуждает он. — Именно оттуда больше контрактников. Поэтому серьезного резонанса их гибель не получает. Их смерть попросту замалчивают, а горе расползается по семьям».
Впрочем, в любом случае настроения в обществе не окажут никакого влияния на политику властей, резюмировал Игорь Яковенко.
Согласно журналистскому списку, по числу подтвержденных потерь, как и прежде, впереди всех Дагестан (270 человек), Бурятия (245 человек) и Краснодарский край (206 человек). На Москву с ее населением свыше 12,5 млн. человек приходится 14 погибших.
Журналисты не зря публикуют такие списки, вторит своему заочному оппоненту политик Геннадий Гудков. Тем самым, на его взгляд, они изобличают ложь Минообороны и руководства страны о характере войны, о том, что поставленные Кремлем цели достигаются малой кровью.
«И это большое дело, — добавил собеседник «Голоса Америки». — Весь мир лишний раз убеждается, что российский режим врет всегда и во всем. Это также информация к размышлению для тех россиян, кто еще не разучился думать под влиянием пропаганды. Ведь на самом деле цифры потерь еще ужаснее. Про число искалеченных и говорить нечего».
К великому сожалению, этот фактор не приведет к прекращению Путиным войны, констатировал Геннадий Гудков: «Ему все равно, сколько еще погибнет солдат, офицеров и генералов. Люди для Путина — расходный материал. Все должны понимать, что для него нет неприемлемой цены при удержании власти. Он будет до последнего цепляться за президентский трон. И в этом смысле Путин стал заложником войны в Украине. Поражение в ней для него равносильно политической смерти».
Потери на фронтах не заставят большую часть российского населения кардинально переосмыслить происходящее, настаивает политик.
«Во всяком случае, это не приведет к массовым антивоенным протестам. Люди задавлены пропагандой и репрессиями силовиков. К тому же, общество поражено великодержавной шизофренией», — заключил Геннадий Гудков.