Станет ли ловушкой отход войск РФ из Херсона?

Готовит ли армия РФ ловушку для ВСУ под Херсоном, и какие внутриполитические последствия для Путина может иметь возвращение города под контроль Киева? Мнения западных экспертов — у DW.
«Это может быть настоящий отход, чтобы перегруппироваться, восстановиться, укрепиться и быть готовыми к атаке в этом районе в какой-то момент в будущем. Или, наоборот, это может быть уловка», — резюмирует часто высказываемую сейчас многими наблюдателями двойственную оценку происходящего под Херсоном экс-глава Генерального штаба войск Великобритании, генерал в отставке Ричард Даннатт.
«Давайте посмотрим правде в глаза: мы слышали и о том, что большая часть гражданского населения ушла из Херсона. Возможно, это уловка, чтобы побудить украинцев наступать и дать россиянам возможность начать контрнаступление с бронетанковыми войсками и, не дай Бог, предпринять атаку с применением тактического ядерного оружия на открытой местности вокруг Херсона», — рассуждает Даннатт в интервью агентству AP.
Аналогичные опасения высказала в беседе с DW Маргарете Кляйн, эксперт по России Германского института международной политики и безопасности фонда «Наука и политика».
«В первую очередь, это (отвод сил ВС РФ на левый берег Днепра) показывает, что российские войска истощены как в материальном, так и в кадровом плане, что им как минимум нужна тактическая пауза, а украинское контрнаступление проходит очень успешно, — говорит Кляйн. — Основополагающий вопрос, однако, заключается в том, является ли это тактической паузой в данный конкретный момент, чтобы пополнить войска и затем снова вступить в бой. Или это уже начало настоящей, ограниченной, целевой операции российского командования?».
Сама немецкий эксперт полагает, что происходящее вполне может оказаться тактическим отводом войск, который должен лишь создать видимость отступления, чтобы ВС РФ потом могли вновь нанести удар «и, возможно, завлечь Украину в ловушку».
«В конечном счете, возможно все. Существуют различные интерпретации, и на данный момент мы не можем сказать, какая из них является верной», — подчеркивает Кляйн.
Противоположного мнения придерживается Майк Мартин, сотрудник отдела военных исследований в Королевском колледже Лондона.
«Мы верим заявлениям Минобороны России, — сказал он в беседе с DW. — Иначе они не стали бы делать таких объявлений на общенациональном телевидении».
Мартин напоминает, что за отступлением россиян можно было наблюдать на протяжении всего последнего месяца.
«Они взрывали мосты, чтобы помочь своему отступлению. Кроме того, они укрепились на другом берегу Днепра, создав очень сильную оборонительную линию. Так что мы определенно можем в это верить», — аргументирует он свою позицию.
Руководитель программы «Безопасность и оборона» Германского общества внешней политики (DGAP) Кристиан Меллинг тоже не считает переброску российских войск на левый берег Днепра, о котором объявило Минобороны России, ловушкой.
Было ясно, что российским войскам не удастся долгое время удерживать Херсон, указывает он: «Вопрос был в том, будет ли отвод войск упорядоченным или нет. Очевидно, что было принято решение осуществить упорядоченный отвод войск — или хотя бы попробовать сделать это, ведь российские военные будут подвергаться украинским обстрелам».
Как и Майк Мартин, Меллинг обращает внимание на создание россиянами линии обороны на противоположном берегу Днепра: «Это значит, что Россия не бежит обратно в Россию, а именно отходит на другой берег». К тому же, по мнению Меллинга, возведение россиянами новых укреплений говорит и о том, что они вряд ли планируют взрывать Каховскую ГЭС. Ведь тогда эти укрепления оказались бы смытыми: «В целом, все говорит о том, что дамба будет сохранена».
О том, что действия армии РФ не похожи на ловушку, по оценке Меллинга, свидетельствует и то, что Россия проводит эвакуацию назначенных Москвой властей Херсона и взрывает мосты на подходах к городу, из-за чего противнику впоследствии будет не так просто войти в него.
«Однако четкий ответ (на вопрос о целях отвода войск РФ) мы получим лишь тогда, когда увидим, что через воду действительно переправляется большое количество живой силы», — подчеркивает он.
В то же время «эвакуация мирного населения», о которой объявила российская сторона, по мнению Кристиана Меллинга, является, скорее «дезинформацией», поскольку, по его выражению, «гражданских лиц использовали как живой щит» для прикрытия вывоза из города боеприпасов и техники.
С военной точки зрения отход ВС РФ на левый берег Днепра очень важен для Украины, продолжает эксперт, ведь он значительно сокращает возможности Москвы для наступления на Одессу с суши.
Что касается Крыма, то, по словам сотрудника DGAP, говорить о перспективе украинского прорыва в этом направлении пока слишком рано: «Ведь если предположить, что ВСУ хотели взять Херсон с целью дальнейшего наступления на Крым, то это означало бы, что Украине пришлось бы оказаться перед очень хорошо укрепленным российским фронтом. В этом не очень много смысла. К тому же, это не соответствует манере, в которой Украина прежде вела войну, — она всегда искала слабые стороны, чтобы обойти противника».
По оценке Майка Мартина из Королевского колледжа Лондона, сейчас у ВСУ два возможных варианта действий: или продолжать продвигаться вперед и занять область на правом берегу Днепра, или нанести удар в другом районе: «Со стороны Украины мы наблюдаем это постоянно. Они начинают наступление в одном районе, а затем проезжают через него и атакуют в другом. Поэтому я не удивлюсь, если в течение следующих двух недель или, наверняка, еще до Рождества мы увидим наступление украинцев в другой области».
Между тем Маргарете Кляйн указывает, что отвод войск из-под Херсона связан для Москвы и с большим политическим риском: «Ведь Россия аннексировала область, которая не находилась полностью под ее контролем. А это означает, что ей нужно не только удерживать завоеванное, но и проводить дальнейшее продвижение, чтобы распространить свой контроль на всю Херсонскую область. Конечно, отвод войск — большое политическое поражение, когда видно, что России не удается контролировать формально аннексированные территории».
Может ли отвод российских войск под Херсоном изменить отношение населения РФ к войне? Отвечая на этот вопрос, Кляйн говорит, что «уровень поддержки так называемой «военной спецоперации» в России до сих пор высок, хотя и немного снизился». При этом, однако, она напоминает об усилении в российском обществе чувства страха и тревоги в связи с проведенной мобилизацией, называя этот фактор «определенным симптомом кризиса».
Эксперт не исключает, что нынешнее отсутствие успехов у российской армии может привести к дальнейшему падению уровня поддержки населением «военной спецоперации».
«Однако нужно учитывать, что такие соцопросы проводятся в структурных условиях, при которых свободное выражение мнения невозможно», — предупреждает она.
Похожее мнение высказывает Кристиан Меллинг из DGAP: «Сдача Херсона стала бы серьезным провалом для Путина. Ведь ему пришлось бы вернуть только что аннексированную территорию, то есть являющуюся, с внутриполитической точки зрения, российской. Тогда он не очень-то будет похож на победителя».
В таких условиях, добавляет эксперт, российскому президенту не остается ничего, кроме как продолжать вести войну: «Ведь пока идет война, не наступит момент, в который нужно будет подвести итоги. Всегда можно сказать: дела еще наладятся. Другими словами: плохая война для Путина все равно лучше, чем плохой мир». Успехи украинской армии, по словам Кристиана Меннинга, означают для Путина серьезные внутриполитические проблемы: «Ведь ему придется объяснить, почему он по-прежнему тот, кто должен вести за собой Россию. И от этого, я думаю, зависит не только его политическое, но и физическое выживание».
Внутриполитическую стабильность и отсутствие влияния войны на общество эксперт DGAP называет «важным обещанием (российских властей населению страны.)».
«Однако в долгосрочной перспективе выполнить его не удастся. Если Путин настраивается на долгую войну, это означает и все более сильное воздействие санкций, — отмечает Меллинг. — С точки зрения российского народа и будущего страны это драматическая ситуация. Не важно, насколько изолирована Россия, в настоящий момент она все сильнее оказывается на обочине, в том числе в плане нового глобального экономического порядка».
За последние недели президент Украины Владимир Зеленский неоднократно говорил, что не намерен вести переговоры о мире с действующим главой российского государства Путиным. По оценке Кристиана Меллинга, крупные военные успехи Украины, такие как возможное взятие Херсона, лишь утвердили бы подобную позицию Киева.
В ближайшем будущем мирные переговоры между Киевом и Москвой вряд ли состоятся, «если у американской стороны не будет веских аргументов в пользу этого», прогнозирует Меллинг: «Американцы — это те, у кого больше всего шансов повлиять на Зеленского в том, что касается возможностей для переговоров. Однако в целом мне кажется, что у Киева нет причин вести их сейчас, ведь пока все идет более-менее хорошо. Украинцы добиваются военных успехов, за последнее время было отвоевано много территорий».
А вот для России все обстоит иначе: «Ей нужно вести переговоры, поскольку добиваться военных успехов больше невозможно». Однако цена мира, заключенного в таких условиях, может оказаться для Путина «невероятно высокой», убежден немецкий эксперт. Ведь если условием для подписания мирного соглашения станет возвращение Украине всех аннексированных территорий, то политически нынешний российский президент, «вероятно, может этого не пережить».