В Херсоне возможен любой сценарий

Херсон был оккупирован российскими войсками в начале марта, это был единственный областной центр Украины, взятый во время полномасштабного российского вторжения. На фоне наступления ВСУ российские оккупационные власти во второй половине октября начали принудительно вывозить жителей некоторых районов Херсонской области. Суровикин тогда же говорил, что российская армия будет «действовать осознанно, своевременно, не исключая и принятия непростых решений».
«Настоящее время» поговорило с Юрием Соболевским, заместителем главы Херсонского облсовета. Комментировать деоккупацию населенных пунктов в области он отказался, сославшись на информационную тишину, но рассказал, что местные жители не говорят о каком-либо заметном отводе войск.
— Министр обороны России распорядился отвести войска из Херсона на другой берег Днепра. У вас есть информация, что это действительно происходит?
— Пока мы не видим выполнения этого решения, хотя уже на самом деле как бы до этих заявлений мы видим определенные манипуляции, определенные передвижения войск. Сложно было сказать, что это — ротация или вывод, и в условиях информационной тишины мы это не комментировали. Как будут сейчас развиваться события — посмотрим. Днем не было сообщения от местных жителей о том, что массово выходят российские военные.
— Москва в очередной раз предупредила о том, что ВСУ готовятся подорвать дамбу Каховской ГЭС. Люди в Херсоне верят этому?
— Все прекрасно понимают, все население, что ВСУ не будет этого делать, ВСУ освобождает людей в первую очередь, а во вторую очередь — уже оккупированные территории. И, естественно, подобные действия неприемлемы для наших войск. Но при этом понимают, что российские войска могут сделать любую подлость, любую вооруженную провокацию, любой фактически теракт с любым количеством жертв, что отношение их к нашим людям абсолютно негуманное в этом плане и никаких красных линий для них, к сожалению, не существует. Поэтому такая ситуация, естественно, вызывает у людей очень большие опасения.
— Суровикин сообщил, что на другой берег Днепра были эвакуированы 115 тыс. человек. Вы можете подтвердить эти цифры? И сколько человек могут оставаться в Херсоне?
— 115 тыс. — это абсолютно не реалистичная цифра, она не соответствует действительности. Мы видим значительно меньшее количество людей, которые согласились выехать с правобережной части Херсонщины, в том числе из Херсона. В Херсоне остается достаточно большое количество людей, достаточно сложно сейчас сказать точно цифру, но это десятки тысяч людей, возможно, 60-80 тыс. человек там еще находится.
— Можете как-то прокомментировать новости об освобождении поселка Снегиревка или других населенных пунктов недалеко от Херсона?
— Сохраняем информационную тишину, поэтому деоккупацию населенных пунктов мы не комментируем, пока нет официального заявления нашего от Генерального штаба или от оперативного командования «Юг».
— Существует мнение, что отвод войск может быть уловкой, чтобы застать ВСУ врасплох в городе.
— Вы знаете, у меня нет никаких сомнений в том, что они действительно не могут удержать Херсон и правобережную часть, не могут организовать снабжение этих населенных пунктов, Херсона в том числе. Вот это действительности соответствует. Но выводят ли они войска… Это может быть своего рода ловушкой для ВСУ с тем, чтобы спровоцировать их на какие-то резкие быстрые действия, которые могут привести к большим потерям. Но я уверен, что наши ВСУ и военная разведка полностью владеют ситуацией и такого не допустят.
— Сергей Хлань в интервью нашему каналу сказал, что не верит в возможность больших городских боев в Херсоне. Вы согласны?
— Ну, сложно сказать. Возможен на самом деле сейчас любой сценарий.
— Последний вопрос о гибели Стремоусова. Существуют достоверные данные, подтверждающие этот факт?
— Насколько мы знаем, они транслируют, что это произошло не в Херсоне, а в Геническом районе. Даже сам факт этого ДТП пока подтвердить не можем. Это действительно может быть так, а может быть и инсценировкой.