В Киеве завершаются съемки фильма о героизме простых украинцев во время оккупации

«Область героев» — продюсерский проект Алексея Комаровского. Алексей снялся в более чем 20 фильмах и сериалах, в 2013 г. учредил компанию IdeaFilms. Выход «Области героев» в прокат запланирован на эту осень.
«Настоящее время» поговорило с Алексеем о том, как у него возник замысел фильма, и том, как он находил и реконструировал истории времен оккупации.
— Где вас застало 24 февраля?
— В центре Киева. Как и миллионы украинцев, я мирно спал. Подсознательно я был готов к такому развитию событий, просто не хотел в это верить. Уже через 15 минут я был на улице и столкнулся с первой ДРГ (диверсионно-разведывательная группа). Они под видом простых киевлян спросили не на киевском русском: «Брат, че делать собираешься? Куда ехать? Может, где оружие дают?»
Их выдало поведение, авто, лица и говор. Я специально ответил: «Взгляни в «Д_ї», там вся информация». После ответа: «Где-где?» — все стало ясно, и я передал информацию в полицию. Через три минуты прибыл наряд из двух авто: полиция и военные. Диверсантов задержали, найдя оружие в автомобиле.
— «Область героев» была вашей реакцией на происходящее?
— Еще в марте я даже не думал о каких-то съемках. А уже в апреле-мае идеи снимать что-то о героях я слышал от многих коллег. Но передо мной встал вопрос: что и как снимать. Я определил три основных концептуальных опоры: первое — только прямая речь героев, снятых как фильмы-портреты в особых локациях; второе — усиление историй кадрами реконструкций событий с участием именно этих реальных людей; третье — проект должен состоять из четырех-пяти историй. Мы стартовали 1 июня. И, представьте, всего за три месяца и во время войны мы создали полнометражный фильм.
— Вы характеризуете «Область героев» как реконструкцию. Что это значит визуально?
— Весь мир узнал о смелости и героизме украинцев из новостей, соцсетей, видео в YouTube, фотоснимков, из комментариев очевидцев. Такой формат имеет уникальную доказательную силу, но недолгий срок жизни. А кино создается на годы. И именно кинореконструкция историй, рассказанных самими героями и воспроизведенных ими же на экране, должна вызвать у зрителя максимальную эмпатию.
У нас вы не увидите сцены в павильонах или в декорациях. Все сцены сняты в реальных локациях Гостомеля, Ирпеня, Бучи, Ворзеля. У нас получился фильм о ценности жизни, о последнем выборе, о прощании с близкими, об эмоциональных срывах и признаниях, о самом личном. И такие чувства одинаковы в любое время года. Вся команда удивлена эмоциональной отдачей наших героев.
— Думаю, что во время подготовки к съемкам вы услышали многое о периоде оккупации Киевской области. Что вас наиболее поразило?
— Была история, которую я очень хотел в фильм, но, к сожалению, герой на лечении в Германии. Это Евгений, сапер-самоучка с Киевщины, обучавшийся разминированию по роликам в YouTube. Он разминировал мины одну за другой. Но на одной из них взорвался, пришлось ампутировать ногу. Вы представьте себе риск — учиться обезвреживать настоящие мины, которые полностью отличаются от тех, что в роликах, во время войны, без специального оборудования.
— Можете подробнее рассказать о тех, кого выбрали?
— Анатолий, верующий отец пяти детей, и 21-летний атеист Александр. Они познакомились на Романовском мосту в Ирпене 7 марта и с того дня под обстрелами вывезли более 11 тыс. взрослых и детей.
15-летний Андрюша — обычный украинский школьник, который увлекался полетами на дроне. Во время оккупации Киевщины в их районе расположились российские военные. Юноша не растерялся: взял свой дрон и вместе с отцом, рискуя жизнью, выполнял полеты в тыл врага. Таким образом сын и отец стали настоящими разведчиками и в режиме реального времени наводили украинскую артиллерию на позиции оккупантов. Благодаря их наводкам было разгромлено несколько вражеских колонн на Житомирской трассе и под Макаровом.
Екатерина и Александр — ветеринары. Она приехала к нему 24 февраля, чтобы вместе спасать животных, а произошло так, что спасали еще и раненых детей, оперируя их без света и воды, используя все свои врачебные таланты. Однажды к ним во двор въехал вражеский танк и пытался разрушить дом. Чувствуя последние мгновения жизни, Александр сделал Екатерине предложение выйти за него замуж. Они выжили и поженились на 90-й день войны. И теперь планируют детишек.
Александр, отец пятилетней дочери, вывезший свою семью, вернулся в оккупированный Ирпень и, рискуя жизнью, спасал людей, уже потерявших надежду: инвалидов, пенсионеров, тяжелобольных. К нему даже обращались люди с просьбой вытащить из-под завалов тела своих погибших родителей. Александр вывел из оккупации 67 человек, не имевших надежды на спасение. Также он спасал людей в 2014 г. на Майдане во время пожара в Доме профсоюзов в Киеве.
— Кто аудитория этого проекта?
— Кроме самой Украины, я ориентируюсь на международный показ фильма для украинцев в вынужденной эмиграции. Надеюсь, благодаря нашей картине также западные зрители смогут отождествлять себя с героями. Они почувствуют, что мы люди одного класса и имеем общее мировоззрение. С этой целью дублируем фильм на английском.
«Область героев» — еще один кирпич в усиление мирового внимания к войне в Украине, которое должно закончиться исключительно победой над оккупантом. Иначе героями такого фильма станут они, европейцы.
— Фильм уже на стадии завершения. Каковы ваши следующие замыслы?
— У нас в разработке два сценария. Первый — об украинском городе-герое. Второй — игровой фильм в жанре остросюжетного шпионского триллера на тему событий марта в Украине, про разгром врага и участие в этих событиях стран-партнеров. Это должен быть масштабный проект.